ФЭНДОМ


CC BY-NC-ND

Пролегомены к формализованной содержательной логике

A dl s banner 1

Dianomika

Знание - философская категория, вербализованный (или выраженный в другой знаковой форме) и многократно проверенный опытным путём результат ПОЗНАНИЯ. Знание ещё со времён Парменида противопоставляется мнению.

Интерсубъективно верифицированный результат ПОЗНАНИЯ превращается в Знание научное.

Знание объективируется в языке и в различной знаковой форме в элементах человеческой культуры. Как следствие на определённом этапе развития человечества возникает иллюзия в существовании априорного (доопытного) знания, однако это только иллюзия: всё накопленное знание является апостериорным.


Знание - философская категория, в Дианомике в сети своего внешнего развития суть результат диалектического отрицания категории ПОЗНАНИЕ, результат синергизма категорий МЫШЛЕНИЕ и ПОНЯТИЕ.

Для справки: Терминология Дианомической ЛОГИКИ.


Mirovozzr


Здесь представлена Экзогенная сеть для категории ЗНАНИЕ.


Категория ЗНАНИЕ образует диаду с результатом собственного диалектического отрицания категорией ВЕРА, а также с категорией ПОЗНАНИЕ, результатом диалектического отрицания которой она является.







Позиция автора статьи: Править


Znanie end
Здесь представлена Эндогенная сеть для категории ЗНАНИЕ.

ЗНАНИЕ, форма существования и систематизации результатов ПОЗНАНИЯ (т.е. отрицание ПОЗНАНИЯ). Знание объективируется знаковыми средствами ЯЗЫКА и КУЛЬТУРЫ. Т.о. ЗНАНИЕ суть результат синергизма ИДЕИ и ЯЗЫКА, иначе говоря, ЗНАНИЕ суть вербализованная ИДЕЯ, верифицированная ПРАКТИКОЙ. Экзогенная сеть для категории ЗНАНИЕ - сеть ПРЕДМЕТА философского ПОЗНАНИЯ. И в этом смысле ЗНАНИЕ суть результат синергизма МЫШЛЕНИЯ и ПОНЯТИЯ.


ЗНАНИЕ, продукт общественной материальной и духовной деятельности людей; идеальное выражение в знаковой форме объективных свойств и связей МИРОЗДАНИЯ.

ЗНАНИЕ может быть донаучным (житейским - “здравый смысл”) и научным. Научному знанию присущи логическая обоснованность, доказательность, воспроизводимость познавательных результатов.

Научное ЗНАНИЕ подразделяется на эмпирическое и теоретическое.


Кроме того в обществе наличествуют мифологические, религиозные, художественные и т.п. знания.

В ЗНАНИИ осуществляется перевод разрозненных представлений в теоретически систематизированную общезначимую форму, удержание того, что может быть сохранено, передано, преемственно развито в качестве устойчивой опоры последующей человеческой деятельности.


Виды “проблемного” ЗНАНИЯ:


Общее для всех видов “проблемного” ЗНАНИЯ то, что эти виды ЗНАНИЯ не обладают доказанной адекватностью ОБЪЕКТУ. О них невозможно сказать ничего определённого, т.е. ИСТИННЫ эти ЗНАНИЯ или ЛОЖНЫ.

- Неопредмеченное ЗНАНИЕ;
- Опредмеченное в прошлом ЗНАНИЕ, истинность которого верифицировать уже невозможно или проблематично ввиду “ушедшей натуры”;
- “Гипотетическое” ЗНАНИЕ, в терминологии Пенроуза -- пробные теории;
- Невербализованное ЗНАНИЕ (“Tacit knowledge”) - “алгоритм завязывания галстука”;
- ЗНАНИЕ переданное другому с потерей части СМЫСЛА - “Lost in Translation” - Описание в языке №1 реалий чуждой среды (не существующих в собственной среде и не имеющих в ней вербализаций), вербализованных в языке №2, либо не имеющих вербализаций вообще - “Счастье - это когда тебя понимают”.


Мнения Править


Ниже приведены МНЕНИЯ по данной проблеме из философских справочников и энциклопедий. Для чего? Для создания видимости объективности автора статьи? Нет.

Автор статьи стремится к тому, чтобы читатель:
                        - минимизировал своё время для знакомства с альтернативными мнениями;
                        - «Имел мужество пользоваться собственным умом.» (Иммануил Кант).


Из БСЭ. — 1969—1978. А.Г.Спиркин. Править



Из Философия: Энциклопедический словарь. Править



Из "Новейшего философского словаря", Минск, 1999 г., В.Л.Абушенко Править


ЗНАНИЕ - селективная (1), упорядоченная (2), определенным способом (методом) полученная (3), в соответствии с какими-либо критериями (нормами) оформленная (4) информация, имеющая социальное значение (5) и признаваемая в качестве именно 3. определенными социальными субъектами и обществом в целом (6).
                В зависимости от названных критериев 3. может быть разделено на два типа по уровню его функционирования:

                      обыденное 3. повседневной жизни и

                      специализированное 3. (научное, религиозное, философское и т.д.),

                      а также "перекрывающее" границу уровней профессональное и практическое 3. различных социальных общностей и групп.

                Можно также говорить о личностном 3. (и структурах личностного 3., присутствующих в иных модификациях 3., в частности, согласно Полани, - научном).


                Различают также структуры

                      явного, предъявленного, рационально (или иным образом) оформленного (выражаемого), и

                      неявного (латентного) 3., локализуемого в структурах накопленного социокультурного опыта и подсознании субъектов.

                Кроме того, в явном, как правило, специализированном, реже профессиональном и в специфическом виде в некоторых случаях - практическом 3. можно выделять

                      "предметное", направленное на объекты, процессы, явления (как на уровне ситуативной данности, так и на уровне глубинных инвариантов), 3. И

                      метазнание (3. о 3. и возможностях работы со 3.). Особые знаниевые практики, проникающие в метазнание, но иногда и в 3. "предметное", презентируют методология (3. о способах, методах, возможностях и целях получения 3., а также о технологиях работы с ним) и рефлексия (философская, методологическая, деятельностная).


Внутри философии оформились как самостоятельные дисциплинарные области:

                      эпистемология ("учение о 3.") и

                      гносеология ("учение о познании"), на междисциплинарном научном уровне -

                      науковедение и различные "метрии" (наукометрия, аксиометрия, искусствометрия и т.д.), внутри дисциплинарных 3. - социология 3., например, специально "сконструированные" практики и технологии.

                На особый самостоятельный статус в этом отношении в настоящее время претендует методология, в частности, в лице системо-мыследеятельностной методологии (СМД-методология).


                Как особые виды сейчас стали рассматриваться мистическое 3., "оккультное" 3., "пара" - 3. и т.д.


                В компаративистских кросскультурных исследованиях (эмпирический уровень); в работах Леви-Брюля, Леви-Строса и др. (теоретический уровень); в концепциях Шпенглера, Тойнби, Данилевского, Сенгора и др. (на уровне философской рефлексии) была осмыслена ситуация наличия разных типов 3. и разного "удельного веса" его видов, наличия разных типов технологии работы со 3. и его "упаковки" в тех или иных культурах и в те или иные исторические периоды.


                Более того, была показана (начиная как минимум с неокантианства) неоднородность того же научного 3., к которому постоянно аппелировала европейская традиция.

                В частности, было специфицировано социогуманитарное 3., в котором также была обнаружена его принципиальная плюралистичность (применительно к социологии эту ситуацию хорошо зафиксировал К. Штомпка в девизе: "Много социологии для одного мира").

                Тем самым оказалась дискредитированной (под сомнение в иррационалистически и мистически ориентированных концепциях она ставилась и ранее) претензия европейского Разума на его адекватное выражение прежде всего (или даже единственно) в рационалистически или эмпирически трактуемой науке как "подлинном", "незатемненном" и т.д. 3.


                "Традиционные" представления о 3. подрываются и социокультурными реалиями "постиндустриального", "информационного" и т.д. общества, превратившего знаниевые и образовательные практики, наряду с экономическими и политическими, в доминирующие, и поменявшими "режим" их производства и функционирования с академически-университетско-институционализированного на коммуникативный, а также поставившими вопрос о "техническом", "искусственном" разуме.


Тем самым возникла необходимость не только отказа от редукции 3. исключительно к научному и (или) философскому, но и потребность переопределения самого феномена 3. в терминах разных типов "логик" и "рациональностей" с меняющимися реальными доминантами в конкретных исторических и социокультурных ситуациях.


К настоящему времени обозначились основные векторы движения в этом направлении.

                      1) В современных теориях 3. и образовательных (трансляционных) технологиях подвергнут критике принцип предметной фрагментации 3. и его специализации по узким объектным областям. Показательно, что "дробление" 3. ведет в пределе к утрате целостного видения отображаемых в 3. областей и объектов, "неулавливанию" глубинных оснований познавательной активности. Обозначена проблема "границы" допустимой специализации (например, в социологии, коль есть отношение социальных агентов друг к другу или к чему либо, нет принципиального запрета на возможность формирования новых социологических "дисциплин") и компенсирования 3. как по "горизонтали" (с иными специализированными его сегментами), так и по "вертикали" (надстраивание необходимых уровней концептуализации 3.; в социологии, например, известно достаточно много схем уровневой организации 3., в ней же был введен (Мертоном) сам термин "теории среднего ранга (уровня)", наложившие, кроме всего прочего, методологические ограничения на возможность "бесконечного" продуцирования автономных предметных областей 3.).

                      2) Установлено "стирание" предметной специфики 3. на более высоких концептуальных уровнях его организации, выраженность на них тенденций к интегрированию знаниевых систем (теорий и т.д.) в объемлющее целое, к междисциплинарному синтезу (появление социобиологии или социопсихолингвистики, например) и к комплексированию разнопредметного 3. В рамках последнего предметная спецификация может быть истолкована как возможность смены точек зрения и преобразования одних форм 3. в другие. Сам же предмет 3. может тогда пониматься как видение объекта в свете сложившихся исследовательских установок в зависимости от массива уже накопленного 3. Кроме того, в научном 3. наработан ряд подходов, позволяющих анализировать внутри их методолого-теоретических установок разные предметные области (семиотический, системный, деятельностный, структурно-функциональный и т.д.).

                      3) Представления о методологической функции 3. и о методологическом значении более концептуализированных уровней 3. по отношению к более низким уровням его организации дополняется (или вытесняется) пониманием методологии как типа вне - и над - предметного 3., формируемого за пределами собственно науки (реже, и философии, если последняя сама при этом не истолковывается как методология). 3. лишается статуса самоценности как конечной цели познания, актуализируются представления о 3. как предпосылке (задаваемое видение) и как средстве (методическо-процедурная компонента) познания. Ставится вопрос о релевантности 3. как продукта проблемным полям и ориентациям действующих субъектов. Содержание 3. непрерывно проблематизируется, критериально 3. нормативизируется и технологизируется.

                      4) Дискредитируются представления о 3. как продукте, получаемом в режиме открытия ("изобретения"), что абсолютизировало статичность и замкнутость знаниевых систем. Акцентируются предзаданность ("организованность") продуцируемого 3., его динамичность и открытость в другие практики, возможность переинтерпретации. Наряду с фактическим, теоретическим, методологическим как особый тип начинает рассматриваться 3. проблемное, а проблематизация исходных онтологических оснований истолковывается как "привычный режим" работы со 3. (СМД-методология и др.).

                      5) Иными становятся и представления о способах и механизмах изменения знаниевых систем. Пионерскими в этом отношении явились концепции Куна о парадигмальной организации 3. и различные версии (в том числе и Куна) "научных революций", поставившие под вопрос коммулятивную схему "накопления" 3. Важны в этом отношении разработки социологии науки (и наукометрии) о механизмах "запрета на повтор (плагиат)", "приоритетности (первенства)" и "публикации", а также культурологии о механизмах с аналогичными "организующими" изменения функциями в других типах 3. и культурах. В семиотике предложен механизм "сдвига значений": "новый смысл" в системе 3. понимается как зафиксированный в данном результате сдвиг значения в некоторой группе предшествующих результатов (при этом вероятность признания нового результата тем меньше, чем более инновационно предлагаемое).

                      6) В социологии культуры, культурологии, педагогике, коммуникативистике и некоторых других дисциплинах разработаны новые способы и технологии трансляции (передачи) 3. При этом 3. истолковывается как сокращенная через обобщение и типизацию для целей трансляции запись видов социально необходимой деятельности (Петров). Проблемой в этом случае является фрагментация наличных массивов 3. в конкретные сегменты деятельности и для конкретных субъектов (индивидов), также как и обратный процесс интегрирования "фрагментов" в целостность. Дополнительная задача - институциональное обеспечение этих процессов.

                      7) Анализ логико-гносеолого-эпистемологических форм 3. дополняется анализом интрасубъективных механизмов обеспечиния присутствия 3. в актуальном опыте (практиках) в мотивационном, операциональном, коммуникационном аспектах. Выявляется зависимость требований к 3. и его параметрам в различных режимах работы с ним (моно-, диа-, полилог; режим "Я-Я", "Я-Он", "Я-Ты" типы отношений и т.д.). Специально в разных вариантах разрабатываются концепции 3. как результата разноорганизованных дискурсов.

                      8) Особый пласт анализов 3. представляют его трактовки как знаковых, текстовых, языковых, категориально-семантических, праксеологических и т.д. организо-ванностей, вписывающие знаниевые системы в "смысловую рамку" культуры. Независимо от теоретико-методологических (парадигмальных и дисциплинарных) ориентации и конкретных задач подобных анализов, речь в них (эксплицитно или имплицитно) идет о конституировании 3. как системы значений или способов кодирования в контекстах форм семантизации реальности и в ценностно-символически-смысловых и нормативно-регуляционных системах культуры, образующих ее "язык". При этом под языком культуры может пониматься система отношений, устанавливающая координацию ценностно-символически-смысловых форм для данного типа мышления; это такая система отношений, в которой организуются все смысловые конструкции - восприятия, представления, образы понятия и т.д. Таким образом, 3. анализируется в своих семантических, синтаксических и прагматических модусах.

                      9) Еще одно направление, проблематизирующее сложившиеся представления о 3. и способах работы с ним, - это исследование природы, характера, типов, способов получения 3. в их (не) зависимости от "ментальностей", организованности мышления, механизмов и форм осознования (неосознания) 3., а также их (не) выраженности и (не) закрепленности в стилях мышления. И "оборачивание" этих зависимостей - влияние сложившихся знаниевых систем, их типов, способов, уровня (не) структурированности 3. на способы организации мышления, характер и механизмы познавательной деятельности в целом. В этом отношении наработаны схемы влияния 3. на "замыкание мышления на себя", т.е. на утверждение собственной самодостаточности.

                      10) Сформирована исследовательская установка на работу не только со 3., но и с таким концептом, как "незнание". Если в классических подходах незнание трактовалось как "несовершенство" 3., как то, что требует своего перевода в 3., то в ряде современных концепций обнаружение незнания понимается как необходимое познавательное действие, выявляющее области проблем (основа проблематизации), устанавливающее границы возможной работы с имеющимся 3. (уровень притязаний), ориентирующее, направляющее и стимулирующее познание (предпосылка 3., задающая видение), обнаруживающее феномены замыкания мышления на себя и требующее открытия знаниевой системы, ее динамизации. Таким образом, будучи направленным на получение нового 3., незнание всегда описывается в терминах существующего 3., являясь его неотъемлемым дестабилизирующим компонентом.

                      11) Наконец, принципиальные выводы для понимания 3. следуют из анализов взаимоотношений специализированного (научного) и повседневного (обыденного) уровней 3., проделанного прежде всего феноменологической философией и социологией, и механизмов взаимопонимания между носителями разных знаниевых систем как внутри одной культуры, так и в межкультурных взаимодействиях, всесторонне разрабатываемые в культурной антропологии и этнометодологии.


См. также Править



Ссылки Править







© Dianomik (обсуждение 15:13, августа 2, 2013 (UTC)