ФЭНДОМ


CC BY-NC-ND

Пролегомены к формализованной содержательной логике

A dl s banner 1

Dianomika


Все частные науки делятся на номотетические и идеографические. Наиболее ярко проявляется различие между философией и наукой, если мы сравним философию с номотетическими, естественными науками. Почему? Потому что и номотетические науки и философия ищут ОБЩИЕ закономерности в то время как идеографические науки (например, исторические науки) исследуют ЕДИНИЧНЫЕ факты, делают акцент на единичности и даже уникальности (единственности, абсолютной неповторимости) каждого из реальных явлений, процессов и событий.


Durnaja beskon 1


НАУКА Править


Cэр Роджер Пенроуз в своей книге[1]   предложил следующее разбиение основных физических теорий на три группы:

1. ПРЕВОСХОДНЫЕ теории - дающие отражение реальности близкое к изоморфизму;

2. ПОЛЕЗНЫЕ теории - дающие приемлемую для практики величину ошибки;

3. ПРОБНЫЕ теории - позволяющие качественно описать процесс.

Мы распространим этот подход на все вообще естественнонаучные теории, считая гипотетически, что сферы их научных направлений покрывают весь мыслимый (исторически обусловленный) сегодня ПРЕДМЕТ ПОЗНАНИЯ (весь вербализованный универсум). При этом будем считать, что разбиение осуществлено методом экспертной оценки общепризнанными научными авторитетами.


!Nauka Phil1

Изобразим предложенное разбиение графически в виде "кругов Эйлера" на Рис.2.7.1. Считаем, что окружность, ограничивающая область ПРОБНЫХ теорий, одновременно ограничивает и весь ПРЕДМЕТ ПОЗНАНИЯ (весь вербализованный универсум).

При этом сами ПРОБНЫЕ теории занимают только область вне области ПОЛЕЗНЫХ теорий, а ПОЛЕЗНЫЕ теории занимают только ту область, которую не занимают ПРЕВОСХОДНЫЕ теории.


ПРЕВОСХОДНЫЕ теории - это и есть ядро науки, которое изменяется очень медленно по мере развития науки, а научные законы, принадлежащие ядру, лишь уточняются по мере углубления познания.


!Nauka Phil2

Итак, в некоторый момент времени мы зафиксировали сложившееся положение дел в науке. Как эта картина изменится через 100 лет? Попробуем это себе представить на Рис.2.7.2. Что же мы можем отметить, глядя на развернувшуюся перед нами картину?

Фундаментальное ядро науки, которое составляют ПРЕВОСХОДНЫЕ теории, качественно изменилось: часть его либо перестала соответствовать действительности совсем, либо перешла в области ПОЛЕЗНЫХ или ПРОБНЫХ теорий и наоборот - часть теорий, бывших 100 лет назад ПОЛЕЗНЫМИ или ПРОБНЫМИ, развиваясь, вошли в число ПОЛЕЗНЫХ или ПРЕВОСХОДНЫХ теорий.


Как подобное может произойти с фундаментальным ядром науки?


Существует две причины:

1. Повысились наши требования к точности отражения, но старая теория уже не может её обеспечить.

2. Были экспериментально выявлены такие явления и эффекты, которые уже не имеют объяснения и не укладываются в рамки старой теории. Старые объяснения уступают место новым.


И ещё необходимо отметить одно обстоятельство. За 100 лет изменился и сам ПРЕДМЕТ ПОЗНАНИЯ. С одной стороны исследуемых его граней стало больше, с другой стороны часть ранее исследуемых граней "реальности" выпала из области интересов науки, оказавшись лже- или псевдонаукой. Наука в единицу времени порождает сотни неологизмов (смотри псевдоноумены), но только незначительная их часть, отобранная общечеловеческой практикой, превращается в научные термины.

Что это означает на практике? Как видно на Рис.2.7.2. часть старых ПОЛЕЗНЫХ или ПРОБНЫХ теорий, выпавших из области науки, мгновенно не исчезают. Почему? Эти теории могут иметь не только авторов, но, существуя десятилетия, порождать целые научные школы - своих адептов и апологетов. Что происходит? Рождается лженаука (псевдонаука). Лженаука в рамках институализированной науки, как правило, не плод неких злоумышленников и мошенников, а совершенно объективный "отход" живой развивающейся науки, которую творят конкретные живые люди со своими человеческими слабостями... Надо ли бороться с лженаукой? Хотите заниматься фикцией? Да ради бога, но только не за государственный счёт...

Другое дело, когда обман твориться совершенно осознанно: корпоративный сговор лжеучёного с чиновниками "от науки" обогащает обе стороны, а науке и государству наносится непоправимый вред. То же относится и к защите фиктивных диссертаций: на бумаге по отчётам ВАК у нас учёных пруд пруди, а на практике давно уже не хватает квалифицированных специалистов во многих отраслях хозяйства страны.

Познание real 1















Смотри также   Реальность и ИДЕАЛИЗАЦИЯ

Закон и истина в науке

Симуляция науки...

Россия как перегретая жидкость



В Энциклопедии "Азбука веры" приведено такое определение науки: "...Наука – есть система достигнутых знаний о наблюдаемых нами явлениях действительности." Для человека далёкого от науки это определение может показаться правдоподобным. Однако оно суть "подмена понятия", то есть софистический приём.

Почему? Потому что наука суть нечто качественно иное и лишь проявляется для стороннего наблюдателя (не имеющего к ней отношения) как система научных знаний разного типа (как адекватных реальности, так и не совсем, а также заблуждений и химер, которые всегда присутствуют в теле научного знания).

Что же такое наука? Наука это процесс "расширенного воспроизводства" научного знания, представляющий собой некую суперпозицию системы научных МЕТОДОВ (включающую в себя их материальную реализацию в виде научно-исследовательских институтов, оборудования, научных установок, измерительных систем и, естественно, самих исследователей) и комплекса систем научных ТЕОРИЙ.

Poznanie

Этот процесс порождает относительно полную систему математических моделей реальности. Суперпозиция МЕТОДА и ТЕОРИИ непрерывно развивается по мере углубления познания. Отбрасываются заблуждения и химеры (или заменяются другими химерами), а накопленное научное знание углубляется, уточняется и непрерывно перепроверяется (интерсубъективно верифицируется).

В чём некорректность мнения, выраженного в статье профессора Андрея Кураева? Он представил развитие науки как деятельность выдающихся одиночек. Однако наука как таковая возникает тогда, когда появляется научный факт. Что это? Это результат многократной перепроверки сторонними исследователями результата эксперимента. Эта перепроверка даёт возможность считать зафиксированный факт научным, то есть не зависящим от конкретного исследователя (интерсубъективным).

При этом любой научный работник всегда отдаёт отчёт себе в том, что любое научное знание исторично, субъективно и относительно и никогда не считает какую либо научную теорию истиной в последней инстанции. Абсолютных истин, "слепой веры" в науке не может быть по определению. Учёный доверяет следствиям из общепризнанной научной теории до тех пор, пока его научная практика, результаты экспериментов не вступят в явное противоречие с этими следствиями. Возникает парадокс. В эту область науки устремляются ресурсы и на определённом этапе исследований старая теория заменяется новой. Но эта новая теория лишь более точна, чем старая. В науке действует принцип соответствия, который гласит, что старая теория встраивается в новую как некий предельный (частный) случай.


На основе достижений науки постоянно совершенствуется общечеловеческая практика, что зримо можно наблюдать, например, по изменению конструкции наших телевизоров, которые сегодня стали не просто цифровыми, а представляют собой проблемно-ориентированные многопроцессорные системы.


P.S.…Почему же мы можем распространять наши законы на области, подробно не изученные? Почему мы так уверены, что какое-то новое явление подчиняется закону сохранения энергии, если проверяли закон только на известных явлениях? Время от времени вы читаете в журналах, что физики убедились в ошибочности одного из своих любимых законов. Так, может быть, не нужно говорить, что закон выполняется в тех областях, куда мы ещё не заглядывали?

Но если вы никогда не предположите, что закон выполняется там, куда вы ещё не заглядывали, то вы ничего не узнаете. Если вы принимаете только те законы, которые относятся к уже проделанным опытам, то вы не сможете сделать никаких предсказаний. А ведь единственная польза от науки в том, что она позволяет заглядывать вперёд, строить догадки.

Поэтому мы вечно ходим, вытянув шею. А что касается энергии, она, вероятнее всего, сохраняется и в других местах.

Вот почему наука недостоверна.

Как только вы скажете что-нибудь об области опыта, с которой непосредственно не соприкасались, вы сразу же лишаетесь уверенности. Но вы обязательно должны говорить о тех областях, которых никогда не видели, иначе от науки не будет проку…

(Ричард Фейнман. Характер физических законов. Изд. Кокс и Виман ЛТД, Лондон, 1963, - М., Наука, б-ка КВАНТ, 1987, с.65.)


Научный факт Править


Закон науки, также как и научный факт, суть некое научное суждение (предложение, формула) и отражает сущность регулярности не везде и всегда (в любой координате пространства-времени), а в определённых граничных условиях (ГУ), в которых эта регулярность интерсубъективно познана.

Если Научный ФАКТ установлен (интерсубъективно верифицирован), то он не изменяется, однако со временем изменяется наше отношение к нему и к отдельным фактам, составляющим общую картину данного события (процесса), т.е. наша интерпретация общей картины в связи с развитием общественного сознания.

Вот краткое заключение рассуждений академика А. Мигдала о научном методе исследования:

“…Науку образуют факты, соотношения между ними и толкование этих соотношений. Факты и соотношения надо чтить, как Уголовный кодекс. Хорошо установленные факты неизменны, соотношения только уточняются с развитием науки. Но ТОЛКОВАНИЯ фактов и соотношений, то есть представления, основанные на сознательно упрощенной картине явления, нельзя абсолютизировать. Представления, или модели, развиваются и видоизменяются с каждым открытием..."

А.Мигдал,   “Отличима ли истина от лжи?

Таким образом, сами факты не изменяются, а меняется наше отношение к ним. То, что мы ещё вчера считали истиной, сегодня, на поверку, оказывается ложью.

Сталин был упырём, но отнюдь не идиотом:

"ПРАВДА это не ИСТИНА, а ТО, во что ВЕРИТ большинство..."

Проблема возникает в связи с тем, что мы воспринимаем факт совместно с навязываемым нам мировоззрением (частью господствующего общественного сознания). Отсюда такой вывод -- "Если считать, что известный нам сегодня факт есть нечто "объективное" и непреложное, то получится - все, кто жил и мыслил до нас - глупыши и недоучки, а все, кто появится или уже начинает мыслить после нас - еретики и шизофреники." не совсем адекватен. Почему?

Потому, что всё воспринимаемое нами имеет одновременно и объективную и субъективную сторону и факты в том числе. Не были наши предки идиотами, но они были детьми своего времени.

БОльшую часть человеческой истории люди считали, что Солнце вращается вокруг Земли. Факты, на основе которых делался этот вывод, остались неизменными, а их интерпретация изменилась на противоположную.

То, что сегодня мы считаем реальностью, всего 200 лет назад считалось химерою: мир большинством воспринимался идеальным. Факты изменились или наше отношение к ним?


Смотри также Что такое наука?


А теперь проведём параллель от этих соображений о научном познании к философскому познанию.


ФИЛОСОФИЯ Править


Философское познание в историческом процессе Править


Ещё Гегель писал, что в отличие от истории любой другой отрасли знания, “история философии не показывает ни постоянства простого содержания, к которому ничего больше не добавляется, ни только течения спокойного присоединения новых сокровищ к уже приобретенным раньше, а обнаруживается, видимо, скорее как зрелище лишь всегда возобновляющихся изменений целого, которые в конечном результате уже больше не имеют своей общей связью даже единую цель; напротив, исчезает сам абстрактный предмет, разумное познание, и здание науки должно, наконец, конкурировать с оставшимся пустым местом и делить с ним превратившееся в ничего не означающий звук название философии” (Г.В.Ф.Гегель, "История философии", Предисловие).

Итак, утверждается, что история философии - это постоянная борьба различных решений достаточно ограниченного комплекса вопросов, комплекса проблем, которая в каждую последующую эпоху возобновляется на новом уровне, на «пустом месте». Постоянной остаётся лишь память о прошлых боях, которая и фиксируется "Историей философии".

P.S. В этом смысле "История философии" (если Вы, не смотря ни на что, причисляете её к науке) является с некоторой натяжкой ИДЕОГРАФИЧЕСКОЙ наукой (подобной, например, "Истории английской литературы XVII века").


!Nauka Phil3

Исходя из вышеизложенного, история философии напоминает картину на Рис.2.7.3, на котором каждый последующий больший размером круг Эйлера символизирует круг вопросов, решаемых философией на новом этапе. При этом за спиной у философов остаются не до конца разрешённые старые вопросы и не верифицированные ответы на них.

В новую эпоху находят новые ответы на старые вопросы (или повторяют "перелицованными" старые ответы). Таким образом, "История философии" не занимается накоплением специально философского ЗНАНИЯ, а лишь фиксирует смену одних, популярных в своё время, философских школ и направлений другими и при этом практически устроняется от оценок их адекватности реальности.

Как представляется современным философам, так будет всегда.



Общим для почти всех ныне действующих профессионалов является вывод, что это следует из самой природы философских вопросов в связи с тем, что философский вопрос всегда содержит в себе такую составляющую, ответ на которую не может быть верифицирован на ИСТИННОСТЬ в связи с невозможностью постановки решающего эксперимента.

При этом в обоснование этой позиции приводится довод, что и в науке существует масса научных гипотез, которые также не могут быть верифицированы не только в ближайшем будущем, но, быть может, даже по прошествии несколько десятилетий, так как для их проверки либо требуются немыслимые ресурсы, либо ещё не существует соответствующей экспериментальной базы. Таким образом, в науке также присутствует масса гипотетических неверифицированных теорий.

Смотри также Закон и истина в философии.


Философское познание и "История философии" Править


Стиль преподавания "Истории философии" в высших учебных заведениях, как правило, создаёт иллюзию, что философия как некое общепризнанное всеобщее учение реально существует... При этом желаемое выдаётся за действительное. Это было бы не так страшно, если бы не продолжалось без перерыва уже более 2500 лет.


Философия (в тенденции её развития), если попытаться очень приблизительно определить её ПРЕДМЕТ, МЕТОД и ТЕОРИЮ, представляет собою развивающуюся систему метанаучных знаний о МИРОЗДАНИИ, проявляющуюся как непрерывный процесс разработки и пересмотра МИРОВОЗЗРЕНИЯ на основании обобщения исторически обусловленных научных знаний, объём которых непрерывно растёт.


С одной стороны, это означает массу непрекращающихся уже 2500 лет попыток создать логическую модель МИРОЗДАНИЯ из категорий. Однако не то что общепризнанной модели, но даже модели, которая бы была принята большинством философов, создать не удалось.


В ХХ веке философы, не справившись с всеобщим, решили попытать счастья в познании частностей, но с тем же успехом… Как вообще, не познав всеобщее, пытаться понять частное? Мы же движемся от абстрактного к конкретному? Одновременно, можно отметить то, что, если некий философ высказывает свои взгляды на МИРОЗДАНИЕ, не означает ли это, что он делится со слушателями своим МИРОВОЗЗРЕНИЕМ? Ulybka min

С другой стороны, характеристика "философского знания" как «метанаучного» говорит о том, что это знание прямо не относится ни к какому специальному научному знанию, а является обобщением всего массива научных знаний. Ещё точнее: если Вы представляете себе, что такое “научное знание”, то “философское знание” лишь пересекается с научным знанием и во всей своей полноте не является строго научным.


Хуже того: философский сегмент познания так и не смог выработать системы верификации "философского знания" и именно поэтому никакого НАКОПЛЕНИЯ открытого и познанного НЕ ПРОИСХОДИТ. Чтобы как-то, если не устранить, то хотя бы смягчить это состояние философского освоения действительности ещё в античности родились компендиумы[2], которые давали краткое описание мнений различных философов. Так возникла отдельная от философии специальная дисциплина - "История философии", задача которой состоит лишь в сохранении для будущих поколений памяти о попытках создать собственно “философское знание”.

Метод философии (который и порождает указанные обобщения) включает в себя научный метод познания как свою составную часть, но не ограничивается им, развиваясь в соответствии с нашими изменяющимися знаниями о мироздании, и непрерывно корректируется путём критического анализа расхождения между прогнозами и изменившейся и изменяющейся реальностью.

Можно сколько угодно корить философию за её “ненаучность”, однако без прогнозов будущего по большому счёту человечество обойтись не может.

Единой общепризнанной философской теории за всё время развития философского познания разработано не было. В каждый отдельный исторический момент, когда бы нам не вздумалось перерезать “лазерный луч истории”, существовало и существует одновременно несколько доминирующих мировоззрений. То, что носит наименование так называемого научного мировоззрения, разрабатывается именно философами: не существует никакой другой научной дисциплины, которая бы занималась мировоззренческими проблемами.

Таким образом, во всех университетах на философских факультетах читаются лекции не по философской теории, а лекции об историческом развитии различных наиболее значительных философских направлений, школ и учений.

Вы думаете, что все специалисты в "Истории философии" с этим согласны? Как бы не так! Нелли Васильевна Мотрошилова, например, утверждает, что "История философии" — ...возникшая еще в древности часть философского знания...[3] Правда Неллли Васильевна даже не утруждает себя попыткой привести пример собственно ФИЛОСОФСКОГО знания...


Итак, можно предположить, что ПРЕДМЕТОМ философского познания является МИРОЗДАНИЕ в целом, которое исследуется исторически развивающимися философскими МЕТОДАМИ, и проявляется этот ПРЕДМЕТ в виде результата разработки МИРОВОЗЗРЕНИЯ на исторически достигнутом уровне научных знаний.


Смотри также   М.Н. Громов. История философии: паранаука, квазиискусство или псевдоремесло?

(15–16 ноября 2012 -- Институт философии РАН -- Конференция «История философии: вызовы XXI века»)


Что в итоге? Править


Любой читатель, ознакомившийся с вышеизложенным текстом, характеризующим философию, почувствует себя обманутым: он реально что-то прочёл, но ничего нового не узнал и, одновременно, так и не понял, для чего философия нужна в практической жизни человека и какой в ней смысл! Судя по толщине философских фолиантов – учебников, методических материалов, хрестоматий и первоисточников – освоение накопившегося "философского знания" требует значительного труда, а что в итоге? Ulybka min


Что конкретный человек получит в практическом плане, затратив очень большое время на знакомство с такой “философской теорией”?


Если очень сильно упростить, то в конце обучения можно будет получить представление о последовательности сменяющих друг друга мифов, каждый из которых камня на камне не оставлял от предыдущего.

Собственно то, что можно было бы назвать Философским ЗНАНИЕМ, обладающим хотя бы относительной устойчивостью, по мнению большинства современных философов не существует. В сравнении с Научным ЗНАНИЕМ, накопленным естественными науками, “Философское ЗНАНИЕ” суть не совокупность познанных “философских регулярностей”, а множество самых разнородных мнений, истинность которых весьма сомнительна.


И при этом философия продолжает существовать. Курсы философии читаются в крупнейших университетах мира, издаётся масса философской литературы, проводятся философские конференции, конкурсы и конгрессы.

Любая политическая идеология основывается на совершенно определённой философской концепции. Именно философской, а не научной.

Вы спросите почему? Потому что ни одно научное направление не занимается прогнозированием общественного развития.

Этим занимается исключительно философия и, так называемые, отрасли гуманитарной науки, которые отпочковались от философии за последние полтора века: социология, футурология и политология. Эти отрасли по своей сути продолжают оставаться частями философии, не очень обоснованно из неё выделенными.

Почему? Потому что они продолжают использовать всё те же, разработанные философией, философские методы и не имеют, как правило (если не принимать во внимание статистических методов социологии), своих специфических проблемно-ориентированных НАУЧНЫХ методов.


ФИЛОСОФИЯ в ситуации постмодернизма Править


Ситуация постмодернизма в философии суть всего лишь “временная растерянность”, связанная с “болезнью роста”.

Читатель может быть спокоен: такого рода “ситуации” в философии были многократно и эта очередная «сумятица умов» очень скоро закончится - не может же вульгарное отрицание продолжаться бесконечно долго. Это просто период перехода в новое качество… Кстати, лет через сто возникнет с необходимостью очередная «ситуация ПОСТ-After-Постмодернизма в философии»…


What is Veritas 11

В этой ситуации философы во всём мире разделились даже в вопросе о месте философии в процессе общечеловеческого познания.


Спектр взглядов на сущность философии необычайно широк:

а) метанаука;

б) наука;

в) ненаука;

г) софистическая риторика.


Кратко охарактеризуем их:



а) если считать философию метанаукой, которая занимается обобщением обобщённого в логике и науке и, в том числе, обоснованием «очевидно истинных» априорных оснований логики и науки, то это для философа удел очень парадоксальный: «судить о мире и, одновременно, быть не от мира сего» – кто и как будет оплачивать «нетленку»? Философ в этом случае обречён иметь альтернативный источник заработка средств на существование. Но времени на философское освоение действительности, которое требует всего тебя, будет оставаться до обидного мало;

Смотрите, например, Апория.


б) если считать философию наукой (25 лет назад она так и определялась во всех учебниках и справочниках, изданных в соцлагере), то удел незавидный: коллеги по цеху будут смотреть на тебя с удивлением.

Как уже отмечалось, философия не имеет основных характеристик науки: относительно стабильного ядра общепризнано познанных философских регулярностей и общепринятых принципов научного обоснования и опровержения (то есть верификации) философских суждений;


в) если считать философию не наукой, а ненаукой, например, системой обобщённых взглядов на мир – мировоззрением, то возникает вопрос о научности такого ненаучного мировоззрения и критерии адекватности результатов обобщения взглядов;


г) если считать философию рафинированной софистической риторикой, то после освоения её основ (истории философии, взглядов философов ХХ столетия) вам открывается прямая дорога в политику или в «пиар» (крупный бизнес, средства массовой информации). Эта стезя, в отличие от пункта а), сегодня очень неплохо оплачивается.



Так для чего же сегодня нужна философия любому человеку, который хотел бы считать себя мало-мальски образованным и культурным?

Как минимум для того, чтобы отличать ИСТИНУ от ЛЖИ, то есть иметь механизм выработки собственных взглядов на мир и, одновременно, иметь «систему сдержек и противовесов» от категорических суждений по какому бы то ни было достаточно сложному вопросу…

Из вышеизложенного следует, что данная статья вообще может иметь хоть какой-то смысл, если считать философию метанаукой. Во всех остальных случаях чтение её бессмысленно… Ulybka min



Возможна ли альтернатива пути становления философского познания? Править


Автор совсем не собирается оставлять читателя в состоянии неопределённости и отделываться риторикой по вопросу о месте и назначении философии и, соответственно, о существовании философских законов и философских истин.

Повторим, что согласно господствующему сегодня общему мнению, философия никогда не превратится в науку в связи с тем, что философия не имеет основных характеристик науки:

- относительно стабильного ядра познанных философских регулярностей и

- общепринятых принципов обоснования и опровержения (то есть верификации) философских суждений.


Однако, философия никогда не превратится в науку совсем по другой причине. Для того, чтобы это обосновать, проанализируем оба тезиса вышеприведённого общего мнения.

Автор согласен, что общепринятого относительно стабильного ядра познанных философских регулярностей сегодня не существует. Однако именно общепризнанно ПОЗНАННЫХ.

Две с половиной тысячи лет философы только и делали, что возвращались к попыткам разрешения относительно стабильного ядра философских проблем, философских парадоксов, которые и были зафиксированы в истории философии как «дурные бесконечности».

Это и есть найденные философские регулярности, и накопилось их достаточно много. Однако подобрать логические парадигмы для познания, РАЗРЕШЕНИЯ этих «дурных бесконечностей» смогли только двое: Гегель и Маркс. Именно они превратили эти регулярности в закономерности. Но сделано это было на таком кустарном, непрофессиональном уровне, что передать эпигонам своё понимание процесса РАЗРЕШЕНИЯ «дурных бесконечностей» им так и не удалось…

Почему?

а) Ни Гегель, ни Маркс так и не осознали, что имеют дело исключительно с ИДЕАЛИЗАЦИЯМИ, а не непосредственно с реальностью. И, соответственно, ни тот, ни другой не подумал о ГРАНИЧНЫХ УСЛОВИЯХ (ГУ) адекватности их представлений (спекуляций).


В результате вульгарного отождествления понятий языка с реальностью «за окном черепной коробки» они породили тотальные философские системы, для опровержения которых достаточно было привести всего несколько контрпримеров.

б) И Гегель, и Маркс опирались в своих выводах в основном на интуитивные представления (Маркс продвинулся несколько дальше Гегеля: «стрела времени» и системный подход). Таким образом, допустимых для реальной философской практики Правил ВЫВОДА в Диалектической логике ими создано не было. Но это отнюдь не означает, что такие Правила, достоверные в определённых ГУ, невозможно создать: «Этого не может быть, потому что этого не может быть никогда»!

Другое дело, что эти Правила ВЫВОДА, как и сама ИДЕАЛИЗАЦИЯ, не могут обладать абсолютной тотальностью!!!

Итак, и философские регулярности существуют и никто ещё не доказал, что они являются принципиально не познаваемыми.


Или все современные философы уже записались в агностики и проповедуют принципиальную ИРРАЦИОНАЛЬНОСТЬ реальности на предельно абстрактном уровне её понимания?


Такое убеждение не так глупо: можно морочить головы дилетантам

Казалось бы, у философии ещё остались шансы превратиться в науку. Именно так думал Кант. Гегель был убеждён, что именно эту науку он и создаёт: науку наук с «Наукой логики» как инструментом познания.

Маркс же, напротив, считал, что философии на смену идёт наука и никакая философия «старого спекулятивного типа» вообще не нужна и представляет собой атавизм. То есть Маркс большую часть жизни был убеждён, что занимается наукой, а не философией! И в этом смысле он стоял рядом с позитивистами своего времени, пытавшимися создать позитивную (т.е. опиравшуюся на науку, НАУЧНУЮ) философию:

«В начале мая 1880 года* Жюль Гед** отправился в Лондон и встретился там с Марксом, Лонгом и Лафаргом. Гед спросил у Маркса, является ли “марксистской” программа, над которой он работал в преддверии выборов в парламент. Маркс возмущён: он разработал теорию, а не учение для сектантов! “Верно лишь то, что я – не марксист!” – заявил он…» - Жак Аттали. Карл Маркс: Мировой дух. М., Молодая гвардия, 2008, стр.317.

* - то есть за три года до смерти МарксаС.Ежов;

** - лидер французской Рабочей партии – С.Ежов.


И Кант, и Гегель, и Маркс благородно заблуждались. Благородно ли заблуждался Ильич?


Философия никогда не превратится в науку – для философии это бы означало слишком низко пасть. Почему? Философия породила все науки созданные человечеством.

То, что не может позволить себе наука (подвергать сомнению интерсубъективно верифицированные законы науки до фиксации противоречия в теории) является основными ПРАВОМ и ОБЯЗАННОСТЬЮ философии в связи с тем, что философия исходит из более глубинных оснований, чем наука.

Философия занимается предельными основаниями мышления, которые являются квинтэссенцией общечеловеческой культуры, и в этом смысле является метанаукой, назначение которой, в том числе, суть обоснование того, что в науке получило название интуитивно очевидных априорных оснований.

Для науки это – априорные основания, то есть неопосредованное знание, для философии же это результат обоснования, то есть принципиально опосредованное знание. Знание, которое порождено философскими методами, в состав которых, в том числе, входит и научный метод познания…

Таким образом, предметом философии является и мироздание, и мировоззрение, но изучает их философия не с помощью натурных экспериментов, а с помощью мысленных экспериментов над качественно движущимися предельными абстракциями, эволюционно появившимися в естественном языке для их описания.

Знание это “не научно” в том смысле, что его невозможно верифицировать «здесь и сейчас», но только в этом смысле. Это вероятностное и гипотетическое ЗНАНИЕ (но и в науке масса такого знания), но никакая другая область человеческого познания не может дать на рассматриваемые философией вопросы вообще никаких ответов.

А если ответ жизненно необходим? Хоть какой-нибудь, ну хотя бы приблизительный и гипотетический? Как Вы думаете, ставит ли перед нами жизнь такого рода ВОПРОСЫ? И имеет ли смысл искать на них ОТВЕТЫ?

Философия занимается исключительно проблемами, результат РАЗРЕШЕНИЯ которых на исторически обусловленном уровне познания научно ни обосновать, ни опровергнуть невозможно в реальном масштабе времени «здесь и сейчас». Если бы таких проблем не было, то не было бы и философии.



Но КАК убедительно ОБОСНОВАТЬ истинность (адекватность реальности) произвольного философского суждения?


Ответ на самом деле знают все профессионально занимающиеся философией. Рассудить, верифицировать может только время: результаты реальной общечеловеческой практики… Если представить себе, что это не так, то отсюда следует, что всех философов необходимо считать софистами, то есть “интеллектуальными мошенниками”.

И «философская ВЕРА» к этому не имеет прямого отношения. Если философ хочет ВЕРИфицировать порождённое им «философское ЗНАНИЕ», то он с необходимостью обязан прогнозировать. А вот, если прогнозы не сбываются, тогда и возникают вопросы к “такой философии”

Признав возможность существования множества философских ИДЕАЛИЗАЦИЙ реальности, созданных для различных граничных условий, читатель очень быстро осознает, что философский плюрализм, не исчезая, приобретает принципиально иной смысл: количество возможных ИДЕАЛИЗАЦИЙ – потенциально бесконечно, а философские законы в этих ИДЕАЛИЗАЦИЯХ справедливы строго в определённых ГРАНИЧНЫХ УСЛОВИЯХ, там, где ИДЕАЛИЗАЦИЯ адекватна реальности...

Проблема состоит в создании таких адекватных идеализаций, а это уже очень нетривиально и эристической риторикой здесь не обойдёшься – обосновывать надо!


Смотри также -- Язык философии.


Мнения Править


Ниже приведены МНЕНИЯ по данной проблеме из различных философских источников. Для чего? Для создания видимости объективности автора статьи? Нет.

Автор статьи стремится к тому, чтобы читатель:
                        - минимизировал своё время для знакомства с альтернативными мнениями;
                        - «Имел мужество пользоваться собственным умом.» (Иммануил Кант).








Примечания Править

  1. Новый ум короля”, М., 2003 г., Глава 5, Состояние физической теории, стр.129
  2. Одной из первых таких книг, наиболее известной и популярной, является книга - Диоген Лаэртский. О ЖИЗНИ, УЧЕНИЯХ И ИЗРЕЧЕНИЯХ ЗНАМЕНИТЫХ ФИЛОСОФОВ. Перевод с древнегреческого М.Л.Гаспарова. М.: "Мысль", 1986.
  3. Новая философская энциклопедия: В 4 тт. М.: Мысль. Под редакцией В. С. Стёпина. 2001.



См. также Править








Ссылки Править



Мы в мире --
гости НИОТКУДА
И все
уходим в НИКУДА…
Сверкнём,
взлетая на мгновенье,
И исчезаем -
НАВСЕГДА…
1997 г.
Сергей Ежов. Господь и сатана.



Комментарии можно оставлять на страничке Facebook автора.






© Dianomik (обсуждение) 10:52, октября 24, 2013 (UTC)